Сколько можно украсть чтобы не посадили

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Сколько можно украсть чтобы не посадили

Для начала смешная история: 20 августа был арестован Стив Беннон, бывший советник президента Трампа. Суть обвинения — присвоил деньги своего некоммерческого фандрайзингового проекта «Мы построим стену». Фонд занимался возведением стены на границе США и Мексики. 

Работы по возведению стены между Мексикой и США. ЕРА

Почему история смешная? Потому что, по версии следствия, Беннон с тремя подельниками растратил миллион долларов из собранных им «на строительство» двадцати пяти миллионов. 4% от общей суммы.

На оставшиеся деньги Беннон действительно честно выкупил участок земли вдоль границы и построил кусок стены — мили три. Правда, получилось не очень, часть стены рухнула во время урагана, но в этом Беннона и не обвиняют.

Не надо было брать «общественный» миллион, говорят ему. 

Бывший советник Трампа Стив Беннон у федерального суда. ЕРА

Свою вину Беннон не признает, но нас это уже не интересует — удивляет (и смешит) размер суммы, из-за которой советник (пусть и бывший) президента США получил проблемы с законом. В России эти миллионы выволакивают мешками при обыске квартиры какого-нибудь подполковника. При этом попались соучредители фонда Беннона на какой-то чепухе — купили люксовые внедорожники «не по зарплате».

В Москве миллиона долларов Беннону не хватило бы, чтобы поселиться в престижном доме.

И никого в России не удивляют поместья и дворцы людей, которым не хватило бы на них своей зарплаты за тысячу лет.

Неслучайный миллион

Итак, в Америке с подушевым ВВП в 60 тысяч долларов в год бывший советник президента идет в тюрьму за соучастие в присвоении миллиона, в России с подушевым ВВП в шесть раз меньше этим миллионом никого не напугать. 

Вообще, судя по уровню потребления, объемам продаж элитных квартир и автомобилей, масштабу и ценам рынка эскорта, долларовых миллионеров в России намного (на порядок) больше, чем это предполагает официальная статистика.

В принципе, любой, кто занимает у нас должность генеральского уровня, ведет образ жизни, подходящий долларовому миллионеру где-нибудь в Майами. Тут не коррупция, тут что-то другое, более сложное и системное.

Тут целая экономика.

В России любят жонглировать термином «коррупция», приклеивая его везде, где только можно. Принято считать, что уровень коррупции в РФ, сопоставимый с уровнем коррупции в Уганде и Папуа — Новой Гвинее, является тормозом экономического роста. 

Если бы все это было так просто! Традиционно «коррупцию» у нас любят представлять исключительно как «получение взяток» какими-то нехорошими людьми, за это в России даже в отдельных случаях кого-то наказывают.

Но экономическая теория давно отличает «взятки» от «воровства публичных активов».

Больше того, исследователи смотрят на вопрос такого воровства довольно цинично, изучая его как фактор, влияющий на рост (или падение) экономики страны. 

На самом деле даже прямое чиновное воровство с точки зрения экономической теории на коротком временном отрезке не наносит обществу критического ущерба.

Звучит несправедливо, но внедорожник, купленный на казенные средства и подаренный начальником своей любовнице, — это проигрыш для бюджета, но выигрыш для самой любовницы, которая тоже является членом общества.

А оплачивая бензин, техобслуживание и парковку этого подарка, девушка будет увеличивать ВВП страны.

Часто ущерб от коррупции принято считать в «непостроенных» школах или больницах, мол, деньги, которые чиновник вложил в очередной дворец, могли бы превратиться в детскую площадку. Но в краткосрочном периоде для экономики в целом безразлично, что именно будет построено на бюджетные деньги, — в любом случае поставщики товаров и услуг на строительство заработают свое.

Однако «вдолгую» все это выглядит иначе, и здесь экономисты могут рассказать немало интересного.

Доля диктатора

Оценивать уровень начальственного воровства лучше всего не в абсолютных цифрах, а в процентах от годового ВВП. Всемирный банк еще двадцать лет назад составил рейтинг знатных начальников, успешно расхищавших национальное достояние своих стран. В этом смысле лидером рейтинга оказался индонезийский генерал Сухарто, утащивший порядка $35 миллиардов.

Для этого Сухарто понадобилось 30 лет власти, и ежегодно он клал в карман 1,3% годового ВВП. 

Генерал Сухарто, 1967 год.  AP / TASS

Номер два — филиппинский президент Маркос. У власти он был не так долго, как Сухарто, и скопил меньше — $10 миллиардов, однако для этого ему пришлось присваивать 4,5% ВВП в год. 

Президент Филиппин Фердинанд Маркос, 1965 год. Associated Press

Заирский вождь Мобуту продержался у власти столько же, сколько и Сухарто, но страна у него была победнее, поэтому, воруя по 1,8% годового ВВП, он собрал $5 миллиардов. Примерно столько же присвоил нигерийский президент Сани Абча всего за пять лет, обращая в свою пользу 3,7% ВВП в год. 

Мобуту Сесе Секо, правивший в Заире / ныне Демократическая Республика Конго. ИТАР-ТАССФрансуа Дювалье, 1960 год.  Imago / TASS

Список был бы неполон без гаитянина Дювалье с его культом личного бессмертия и «эскадронами смерти», который за 15 лет собрал без малого миллиард — вроде и немного, но в нищем Гаити ему пришлось для этого воровать по 4,5% ВВП — как филиппинцу Маркосу.

Можно заметить, что доля, которую диктатор берет себе за труды по поддержанию «духовности» и «державности», колеблется от 1,3 до 4,5%.

Видимо, верхняя планка — это и есть некая пороговая граница, превышать которую не рекомендуется — иначе экономика не будет развиваться совсем.

Однако все страны во время руководства правителей-расхитителей показали совершенно разные экономические результаты — Заир при Мобуту опрокинулся в нищету, Филиппины при Маркосе развивались ни шатко ни валко, но скорее «со знаком плюс», а Сухарто добился устойчивого экономического роста, впрочем, оборванного крахом экономики во время кризиса 1997‒98 годов.

Мародеры или капиталисты?

Эффектное объяснение этому феномену предложил экономист Андрэ Вейдеман, профессор Tennessee State University, один из мировых экспертов в области изучения коррупции, в статье «Looters, Rent-Scrapers, and Dividend-сollectors», что можно перевести как «Мародеры, выжиматели ренты и собиратели дивидендов».

В представлении Вейдемана, режим вроде того, который был устроен в Заире, — это классическое мародерство — систематическое хищение общественных средств и собственности, массированное вымогательство взяток всеми категориями госслужащих.

С точки зрения экономики это представляет собой форму перераспределения национального благосостояния и может давать эффект сверхпотребления (который легко спутать с «ростом», когда роскошные кабаки, лимузины и бриллианты на шеях холеных шлюх выдаются за доказательство процветания страны). Но долгосрочного роста здесь не может быть, потому что никто не будет делать никаких инвестиций — их могут отобрать в любую секунду, потому что так захотелось даже не главному начальнику, а какому-нибудь подполковнику.

Выжимание ренты — более продвинутый способ присвоения национального благосостояния.

При этом не следует думать, что рента в данном случае — это доходы от нефти, газа или металлической руды.

Согласно Вейдеману, rent-scraping — это сознательное манипулирование экономической политикой и макроэкономическими показателями, с тем чтобы обеспечить правящей группировке регулярный источник дохода.

Например, учредив как-бы-государственную монополию, а затем распределяя прибыли от ее деятельности между теми, кому положено быть богатыми.

Так делали на Филиппинах при Маркосе, и это позволяет обращать в свою пользу даже большую часть народных денег, чем прямое вымогательство.

Сторонники свергнутого филиппинского президента Маркоса требуют его возвращения из изгнания в США.  Associated Press

Самый же эффективный — с точки зрения минимизации экономического ущерба — это «собирание дивидендов», то есть система неформальных «отчислений» определенного процента доходов частных компаний в пользу руководства санкционирующего их деятельность. Но начальники берут свою долю не за страх, а за совесть — реализуя экономическую политику, действуя и предоставляя услуги, позволяющие частному бизнесу зарабатывать. 

Так, к примеру, поступал Сухарто в Индонезии. Исследователи Раймонд Фисман (Columbia University) и Эдвард Мигель (University of California), рассказавшие об устройстве индонезийской коррупции в книге «Экономические гангстеры», пришли к выводу, что доля Сухарто и его семьи «в большом бизнесе» составляла порядка 25%.

При этом «свои обязательства по коррупционным договоренностям Сухарто соблюдал неукоснительно — а это, по крайней мере, сводило к минимуму элемент неопределенности, являющийся неотъемлемой частью большинства незаконных сделок». Результат — экономический рост, который, однако, прекратился вместе с властью Сухарто.

Все так, продолжают свою мысль Фисман и Мигель, «диктаторские режимы, опирающиеся на одного-единственного человека, зачастую даже больше подвержены социально-политическим ураганам, чем демократии».

Ведь никакой «стабильности», которой любят козырять несменяемые начальники, при хорошей диктатуре не бывает.

Даже Сухарто, который старался «соблюдать договоренности» оказался не властен над собственным здоровьем — как только индонезийский президент отправлялся на лечение в Европу, так на бирже в Джакарте начиналась распродажа активов, принадлежащих его семейству (к слову — это хороший индикатор состояния здоровья диктатора).

Определенность, которой требуют по-настоящему большие деньги, при автократии невозможна.

Если руководитель планирует править долго (или вечно), то ясная картина будущего ему не нужна в принципе — напротив, все должны дрожать при мысли: что с нами всеми будет, если «не он»? Конфискация, чипизация, оккупация, расстрелы воров прямо на улицах? А раз нет настоящей определенности, значит, не может быть больших инвестиций, а экономический рост в целом будет колебаться в пределах статистической погрешности. 

Полтора триллиона для начальника

А возможно ли совместить все три хищнических подхода сразу, сочетая откровенное мародерство с выжиманием ренты и «входом в бизнес»?

Почему нет? 

Еще сорок лет назад писатель и философ Игорь Ефимов (1937‒2020) в своей программной книге «Метаполитика» предупреждал о сценарии, по которому может пойти экономика, управляемая бюрократами:

«…

чиновничья сеть может однажды перестать поддерживать центральную власть, распасться на отдельные звенья или кланы мафиозного толка, каждое звено установит в доставшейся ему «самостоятельной» области военную диктатуру, превратится в паразитирующую прослойку, получающую в виде бенефициев не деревни и сёла, а заводы, фабрики, порты, шахты, гаражи, аэродромы… Если раньше такое «мы» вскоре поплатилось бы за свою политическую близорукость утратой самостоятельности, то теперь оно может быть надолго оставлено загнивать и агонизировать в полной изоляции, как оставлено какое-нибудь злосчастное Гаити…»

Если у вас в стране есть сразу три экономических уклада, никто не мешает вам смешать коктейль из практик Маркоса, Сухарто и Мобуту. Там, где в отрасли есть несколько мегакорпораций, можно напрямую изымать у них «государеву долю».

Там, где масштаб бизнеса поменьше, а самих бизнесов побольше, вам проще принять законы, позволяющие одним людям богатеть, а другим — решать, кто у нас сегодня будет миллионером, действуя при этом исключительно «по закону». Ну, а в оставшейся экономике пусть все идет, как идет. Более того, совсем уж грабительские действия можно и нужно пресекать, доказывая эффективность режима.

Поскольку, если уж выжимать из этого остатка экономики больше 1,5‒2%, как это делал Мобуту, можно вместо терпимой стагнации получить нетерпимый спад.

Если принять оценку Всемирного банка, то даже «хищническое» изъятие из экономики 3‒4% ВВП еще не препятствие к экономическому росту (особенно если вы ведете себя, как Маркос и Сухарто, а не как Мобуту).

Рассуждая совершенно теоретически, мы можем оценить, какая доля российского ВВП превращается в поместья, дворцы и бизнес-активы тех, кто ей управляет. 

Российская экономика — это производная от цен на нефть и за последние 20 лет ВВП РФ колеблется около суммы в $2 триллиона в среднем. 4% в год — это $80 миллиардов, перемножив эту сумму на 20, мы получим больше полутора триллионов долларов. Вот деньги, которыми хозяева страны могут в принципе распоряжаться «для себя».

Эти деньги никуда не исчезли, они существуют, и даже приумножаются — но без нашего с вами участия.

Как же вышло, что Стиву Беннону, не последнему человеку в США, пришлось заниматься всякой ерундой, чтобы получить несколько сот тысяч долларов, да еще при этом так глупо «попасться»? Ведь американская экономика больше российской в 10 раз, почему условным «беннонам» не удается отщипнуть от нее побольше? Так может быть, экономика США и больше российской в 10 раз, потому что разбогатеть «на бизнесе» там оказывается проще, чем разбогатеть «на государстве».

Дело тут не в экономике, а в государстве. Но это уже другая история.

Дмитрий Прокофьев экономист, автор канала moneyandpolarfox

Источник: https://newsland.com/community/1003/content/vorovskoi-rezhim-skolko-deneg-mozhno-ukrast-v-rossii-esli-pravit-vechno-otvechaet-ekonomist/7202164

От какой суммы наступает уголовная ответственность за кражу? Присуждение наказания и способы его избежать

Сколько можно украсть чтобы не посадили

Кража, является преступным деянием практически в каждой юрисдикции. В России уголовная и административная ответственности за данное преступление предусмотрены статьей 158 УК РФ «Кража», а также статьей 7.27 КоАП РФ «Мелкое хищение», соответственно. Возраст наступления ответственности за хищение имущества – 14 лет.

В краже могут быть задействованы любые формы собственности. Важным аспектом является то, что украденное имущество – вещь или предмет, которые обладают материальными или духовными ценностями, а также деньги и ценные бумаги, – для похитителя являются чужими.

С юридической точки зрения кража отличается от других разновидностей хищения: грабежа, разбоя, мошенничества или растраты. Ключевое отличие данных составов заключается в оцененном размере причинённого ущерба, который определяет какую ответственность – административную или уголовную, понесет наказуемый. Со скольки тысяч рублей человек несет ответственность?

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/krazha-158-uk-rf/min-summa-dlya-vozbuzhdeniya-dela.html

17 миллионов рублей в час: С такой скоростью воруют чиновники

Сколько можно украсть чтобы не посадили

Коррупция в России превратилась в опасную для всей страны болезнь – национальную клептоманию. Уходящий год вообще стал урожайным для многих чиновников. Только за восемь месяцев им удалось украсть 102 миллиарда рублей.

Средняя скорость утечки денег из бюджетов различных уровней составила 12,75 миллиарда рублей в месяц, это примерно 425 миллионов рублей в день или 17,7 миллиона рублей в час.

Общий ущерб от выявленных коррупционных преступлений за восемь месяцев текущего года практически сравнялся с годовым бюджетом нескольких российских городов.

Царьград решил разобраться, как с такой скоростью происходит расхищение государственных денег? Какие схемы используют чиновники для вывода бюджетных средств? И как можно умерить аппетиты коррупционеров?

Следственный комитет России пытается выяснить, куда пропали почти 700 миллионов рублей, или целых две погранзаставы, на которые были выделены деньги.

Обвинение в превышении должностных полномочий предъявлено замначальника Управления капитального строительства службы обеспечения деятельности ФСБ Юрию Суслину.

Ему грозит от трёх до десяти лет лишения свободы за то, что не проконтролировал исполнение целого ряда контрактов по возведению объектов.

Что ни день, то очередная новость о том, что куда-то пропали миллионы государственных средств.

О том, с какой бешеной скоростью происходит выкачивание бюджетных денег, недавно рассказал замначальника Управления по борьбе с правонарушениями в сфере распределения и использования бюджетных средств ГУЭБиПК МВД России Дмитрий Севастьянов.

Это те деньги, которые недополучают в виде зарплат работники бюджетной сферы: врачи, учителя и др. Иными словами, страдает вся социальная инфраструктура, а следовательно, и все мы.

Россия в океане коррупции

Начиная с 1995 года один раз в 12 месяцев Международное антикоррупционное движение – Transparency International – публикует Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index, CPI) в государственном секторе различных стран. Независимые организации по всему миру проводят опросы экспертов и предпринимателей, предлагая  им оценить уровень коррупции в той или иной стране по 100-балльной шкале, где ноль означает самый высокий показатель.

Согласно данным пока только за 2018 год, Россия заняла 138-е место из 180 и набрала 28 баллов из 100. Таким образом, наша страна  оказалась в одном ряду с Папуа – Новой Гвинеей, Ливаном, Ираном, Гвинеей и Мексикой.

Как рассказал в программе «Дежурный по редакции» на телеканале «Царьград» руководитель Антикоррупционного комитета Московской области Сергей Королёв,

коррупция – это некая субстанция, которая живёт в подсознании каждого чиновника. Они убеждены, что всех не посадят, иначе кто работать будет.

«Исключения есть, но их немного. Это живой организм, который постоянно адаптируется к изменению законодательства, к новым методикам выявления коррупционных схем. Коррупция постоянно трансформируется, чтобы уходить от ответственности», – уточнил Королёв.

Nikolay Gingazov / Globallookpress

Те витиеватые схемы по обналичиванию денег и выводу средств из разного рода бюджетов, которые работали с высокой степенью эффективности раньше, уже не так широко применимы сегодня. Хотя некоторые из них продолжают действовать открыто – практически у всех на виду.

Силовые ведомства не работают с точки зрения выявления фактов коррупции, хотя все схемы им известны. Они сами вовлечены в эти схемы, на местах они являются неотъемлемой частью этих схем.

Они либо закрывают глаза и получают, например, от региональных чиновников квартиры, участки, другие преференции.

Либо, например, прокурор, выявив нарушение, размывает дело за собственную выгоду так, что оно становится не с коррупционным составом, и несёт лишь небольшую административную ответственность,

– пояснил Королёв.

У чиновников разного уровня и разных областей, федеральных или региональных, существуют стандартные и действенные схемы по извлечению дополнительной прибыли. Это и строительная сфера, где должным и выгодным образом готовится проектно-сметная документация.

Нажива извлекается на завышении стоимости материалов, на объёмах работ. Многое исполняется только на бумаге, а если и имеет отношение к действительности, то только в виде обёртки. Потому что не факт, что кто-то будет проверять на вкус начинку.

На качестве экономят практически всегда, потому что остатки кому-то сладки и греют карманы.

Ещё один из распространённых видов коррупции – госзакупки. И хоть за их проведением сегодня и пытаются следить общественные организации, в частности ОНФ, и здесь не обходится без махинаций.

На тендерах зачастую происходит сговор поставщика услуг или материалов с заказчиком, которых связывают дружественные или родственные отношения.

  Задания пишутся уже под заведомо известного участника аукциона, неугодные компании отсеиваются и даже не доходят до торгов. 

Самые распространённые схемы – это проведение тендера для своих аффилированных структур, вывод средств за невыполненные работы – это прямое разворовывание, – рассказал Царьграду председатель Национального комитета по противодействию коррупции в РФ Юрий Макеев. – Было бы куда перечислить. Заключаются контракты, подписываются документы за невыполненные работы, деньги фактически обналичиваются. Ослаблен контроль за подрядными работами.

Часто наблюдаются многочисленные факты нецелевого расходования средств, когда деньги перечисляются фиктивным субподрядчикам и исчезают.

Nikolay Gingazov / Globallookpress

Фирмы-однодневки – это вообще одна из самых любимых схем. Часто бюджетные деньги  похищаются через якобы трудоустройство на госслужбу фиктивных сотрудников с последующим присвоением начисленной им заработной платы. Это до сих пор успешно работает во многих регионах.

А врачи и учителя между тем продолжают устраивать итальянские забастовки и грозить увольнением. Их оклады минимальны, а основной заработок составляют ежемесячные стимулирующие и компенсационные выплаты.

Распределение этих денег для многих остаётся загадкой и находится на совести вышестоящего начальства. Соблазн выписать премию себе и особо приближённым за счёт приписки выполненных индикаторов стимулирующей части и снижения их у других, нижестоящих, весьма велик.

И по бумагам всё чисто, и дома сытно. А с недовольными пусть вопросы решают уже на другом, федеральном уровне.

В Совете Федерации об этой проблеме уже задумались и намерены обратиться в правительство с предложением привести зарплаты российских учителей к единому знаменателю и создать общую для всей страны систему оплаты их труда.

Идея прекрасная! Вот только почему забыли при этом о врачах, не совсем понятно. На их труде точно так же экономят на местах из своих шкурных интересов. Примечательно, что в случаях с медиками и учителями деньги даже не требуют определённого отмыва.

Главное – все чётко и правильно прописать на бумаге, для галочки и отчётности.  

Практически в каждой отрасли действуют плюс-минус похожие схемы. Большая часть фильмов, снятых за бюджетные деньги, до широких экранов не доходит. Зато перечисленные государством на них средства чётко и вовремя доходят до своих адресатов, оседая в карманах определённых интересантов.

Сфера ЖКХ до сих пор остаётся одной из самых коррумпированных. Управляющие компании, обслуживающие многоквартирные дома, как правило, подконтрольны местным властям и всегда выигрывают тендеры.

Эксперты постоянно указывают на классические схемы отмывания денег с вовлечением офшорных финансовых компаний, на сомнительные операции с наличностью, ценными бумагами, дорогостоящим движимым и недвижимым имуществом и так далее. То, что происходит, ни для кого не секрет.

Как найти лекарство?

Подсчитать объёмы украденных денег невозможно  Приведённые данные о коррупции в программе «Дежурный по редакции» на телеканале «Царьград» – это только лишь официальные данные за восемь месяцев текущего года. В реальности можно говорить о суммах значительно выше.

В обществе уже давно сформировался запрос на институт неотвратимости наказания. Депутаты Госдумы сейчас рассматривают инициативу, которая не позволит избежать коррупционеру наказания в связи с истечением срока давности преступления.

Анатолий Выборный, член Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, предлагает: 

Должно быть так! Совершил – получи. Это наиболее действенное лекарство от этого зла. Есть три кита, на которых основана борьба с коррупцией во всем мире: политическая воля высшего руководства страны, качественные законы в сфере антикоррупционного законодательства и правоприменение.

  Nikolay Gingazov / Globallookpress

Руководитель Антикоррупционного комитета Московской области Сергей Королёв считает, однако, что с последним пунктом у нас явно проблемы.

Сегодня у граждан нет веры судебной системе. Судьи не независимы. Слушания по громким коррупционным делам должны проводиться коллегией судей. И ответственность этих судей нужно также повышать. У нас же закон не работает или работает выборочно. И тут всё зависит от уровня чиновника, которому ставят коррупцию в вину.

Достаточно вспомнить дело Сердюкова и Васильевой. Ведь была проделана огромная работа СК, ФСБ. Даже никто не сел. У нас существует выражение «решить вопрос». Вспомним громкие дела, когда у правоохранителей  на квартирах находят сотни миллионов рублей и долларов. Это показатель бесконтрольности.

За это должны отвечать и вышестоящие руководители. Не бывает, чтобы начальство не видело, что под носом у него делает подчинённый.  К сожалению, молодёжь, которая идёт работать в силовой и судебный блоки, сегодня идёт туда не за зарплату работать, она идёт не служить государству и народу. Она идёт зарабатывать.

А как можно зарабатывать, если у помощника судьи зарплата 20 – 30 тыс. рублей? 

Юрий Макеев, председатель Национального комитета по противодействию коррупции в России, убеждён, что результата можно достичь только в том случае, когда три компонента: борьба с коррупцией, противодействие коррупции и её профилактика – начнут действовать согласованно. Надо уделять больше внимания подбору кадров.

Люди, которые подвержены нравственному разложению и готовы из бюджета воровать, не должны занимать госдолжности. Коррупция – это в дословном переводе и есть разложение.

Коррупция всегда была, и борьба с ней длится веками. Искоренить полностью её невозможно. Но страшно другое: когда она превращается в национальную болезнь – клептоманию. Вот и получается, что одни тяжело болеют и этого даже не замечают, а другие  от этого страдают и ждут, когда же наконец появится эффективное лекарство и достаточно будет всего «одной таблетки». 

Источник: https://tsargrad.tv/articles/17-mln-rublej-v-chas-kak-s-takoj-skorostju-chinovniki-opustoshajut-bjudzhety_229254

Кража в магазине: тюрьма или штраф?

Сколько можно украсть чтобы не посадили

Меня взяли на кассовой зоне с украденным товаром на сумму 1800 рублей в одном московском гипермаркете.

Что мне могут дать по сроку? Посадят ли меня?

Ответ юриста:

Для того, чтобы наиболее полно ответить на ваш вопрос необходимо указать, что кража в магазине может быть квалифицирована как уголовное преступление и как административное правонарушение. В вашем случае, сумма товаров превысили 1 тыс. рублей (минимальный порог), поэтому данное действие является уголовно наказуемым (п. 1 ст. 158 УК РФ).

Кража, также относится к преступлениям, которые должны быть завершены. То есть, кража считается совершенной, только если вы могли воспользоваться полученным имуществом.

Если же вас поймали еще в магазине (на кассе), то данное преступление не может считаться оконченным.

Поэтому ваши действия необходимо квалифицировать как покушение на кражу, и наказание будет составлять не более чем ¾ от того, которое последовало бы за полное преступление (ст. 30 УК РФ).

Далее, стоимость товаров, которые вами украдены, должна определяться не по данным магазина (на чеке), а согласно рыночным показателям (по результатам экспертизы). Таким образом, вы можете снизить стоимость украденных вещей до 999,99 рублей (если повезет).

В таком случае, вас не смогут обвинить в уголовном преступлении, а лишь в административном правонарушении (ст. 7.27 КоАП РФ). Но, снизить стоимость в 2 раза, как вы понимаете, достаточно сложно, особенно, если закупочная цена товара была 1000 рублей и выше.

Данный этап (определение стоимости товара) необходимо проводить на стадии возбуждения уголовного дела.

Третьим важным пунктом будет то, что если вы привлекаетесь впервые, и преступление у вас относится к легким или средней тяжести (а ваше именно такое), то при достижении примирения между сторонами (обвиняемый и потерпевший) уголовное дело может не возбуждаться. Данный пункт ст.

76 УК РФ дает вам хороший шанс избежать обвинения в уголовном преступлении. Примиритесь с представителями потерпевшей стороны (администрация магазина) и вас не будут привлекать к уголовной ответственности.

Для этого вам достаточно, чтобы представитель гипермаркета составил заявление о том, что не имеет к вам претензий и уголовное дело будет прекращено. Разумеется, если эта кража у вас первое преступление.

Исходя из вышесказанного, вам необходимо:

  • раскаяться в преступлении;
  • достигнуть примирения;
  • компенсировать стоимость украденного.

Даже, если сумма ущерба превысит 1000 рублей и будет возбуждено уголовное дело, а представители магазина не захотят пойти на мировую и ходатайствовать за прекращение уголовного дела, либо сотрудники правоохранительных органов откажут в этом (могут), то у вас всегда остается шанс достигнуть примирения уже в ходе судебного процессе. Суд, кстати, не сможет отказать в прекращении дела, если стороны примирились в ходе процесса.

Касательно максимального наказания, то за кражу вам грозит от 80 тыс. рублей штрафа (60 тыс. рублей – ¾ если на кассе поймали) до лишения свободы сроком до двух лет (18 месяцев – ¾).

Исходя из судебной практики, максимальный приговор крайне редко выносится лицу, которое ранее никогда не привлекалось, глубоко раскаялось в совершении преступления и полностью возместило потери. Но в любом случае, рекомендуем вам достигнуть примирения до передачи дела в суд.

        Задайте свой вопрос адвокату!

Некоторые другие отвеченные вопросы из раздела «Уголовное право»:

Ответственность за смс-угрозы

На меня подали заявление, обвиняя меня в том, что я угрожал жизни посредством смс-сообщений. Какое наказание в отношении меня могут применить?

Обвинение в грабеже, которого не совершал

Мой муж не совершал нападение на потерпевшего, а находился в том же доме что потерпевший и нападавший. Но у моего мужа изъяли мобильный телефон…

Что грозит за побои?

Сын проходит по ст. 116 часть 1 УК РФ. Есть ли вероятность, что он получит условный срок по этой статье, если по судебно-медицинской экспертизе нанесенные телесные повреждения как вред здоровью не расцениваются?

Нанесение тяжкого вреда здоровью – можно ли надеяться на условное осуждение?

Моя мама задержана по ст. 111 части 1 УК РФ. Потерпевшая находится в реанимации в тяжелом состоянии, на данный момент моя мама находится СИЗО. Следователь и адвокат ничего не говорят…

Муж осужден за вымогательство. Как сократить срок?

Мой муж сидит в колонии строгого по ст. 163 ч. 3, осудили на 8 лет, там он находится уже 3 года, вину не признаёт. Ведет себя нормально, режим не нарушает. Есть ли у него какой-нибудь шанс сократить срок?

Последствия невыполнения долговых обязательств в уголовном праве. Ст. 159 УК

Взял деньги у друга на совместное ведение бизнеса, однако истратил их на собственные нужды. Вернуть долг возможности у меня нет. Попадают ли такие действия под статью 159 УК?

Можно ли ч.1 ст.111 УК РФ переквалифицировать на покушение на убийство?

Моему сыну были нанесены ножевые ранения. Он поступил в хирургическое отделение почти мертвый и шоком 3 степени. Является ли перенесение клинической смерти и крайне тяжелое состояние важным обстоятельством в суде?

Уголовное дело. Облегчит ли беременность тяжесть наказания?

Я работала оператором в пункте приема ставок. Я поставила сама ставки на спорт – и в результате образовался большой минус: сотни тысяч рублей. Потом приехал хозяин и, надавив на меня, сказал написать расписку и объяснительную…

Кража в магазине: тюрьма или штраф?

Меня взяли на кассовой зоне с украденным товаром на сумму 1800 рублей в одном московском гипермаркете. Что мне могут дать по сроку? Посадят ли меня?

Ответственность за подделку диплома о высшем образовании

У меня 2 диплома: первый – экономический, а второй – педагогический, но он у меня купленный. Когда директор меня брала на работу, о втором купленном дипломе была в курсе, но спустя 2 года она меня сдала в прокуратуру…

Что грозит за кражу во время УДО?

Моего брата осудили к 5 годам лишения свободы по статье 111 ч. 4 УК РФ. Через 3.5 года он вышел по УДО. Через год его обвинили в краже телефона, а после он два года скрывался…

Амнистия или помилование?

Мой парень сидит в СИЗО до суда. У него условно 3 года и снова привлекли. Его будут судить по статьям 162. 2, 162. 3, 159. Я беременна на третьем месяце. Возможна ли амнистия? Могут ли его раньше отпустить?

Другие темы вопросов и ответов:

Источник: https://juristkons.ru/vopros-otvet/ugolovnoe-delo/krazha-v-magazine.html

Сколько украсть, чтобы не сесть

Сколько можно украсть чтобы не посадили

Бывали случаи, когда людей осуждали за кражу даже ржавого, никому не нужного вентилятора. А 22-летний москвич как-то похитил из сетевого магазина бутылку виски за 1 тысячу 200 рублей и был за это осуждён.

Будь подешевле та бутылка, молодой человек не сломал бы себе жизнь. Ведь сегодня если украденное стоит меньше тысячи рублей, человека наказывают как за мелкое хищение. А это административное наказание и никакой судимости. Максимум можно загреметь на 15 суток. Или отделаться штрафом до пятикратной стоимости товара.

И всё же не редкость, когда за кражу по мелочи дают реальный срок, а за хищения в миллионы суд проявляет снисхождение. В Челябинске мужчина украл гуся и сел на два года. А бывший заместитель префекта СВАО Москвы Иосиф Рейханов за хищение 376 миллионов рублей решением суда получил 5 лет условно и спокойно покинул зал заседаний после оглашения приговора.

Конечно, мы не призываем оправдывать мелкое воровство — наказывать нужно в любом случае. Однако кара за преступление должна соответствовать опасности правонарушения. К тому же российские тюрьмы сейчас переполнены, а содержание каждого заключённого обходится государству в копеечку.

Понять и простить

В прошлом году более 65 тысяч человек были приговорены и отбывают наказание за мелкие кражи. В 2008 году сумма ущерба изменилась со ста руб­лей до тысячи, после чего число осуждённых за хищение снизилось. Однако Иван Никитчук считает, что останавливаться на этом не стоит и количество посадок необходимо сократить.

«Конечно, даже тяжёлые жизненные обстоятельства не оправдывают воровство, но если человек оступился, причём сделал это в первый раз в жизни, к нему можно про­явить милосердие и гуманное отношение.

И вполне возможно, что он из этого сделает правильные выводы и больше так поступать не будет», — говорит парламентарий.

Однако едва ли такая позиция устроит тех, кто потом и кровью зарабатывает на жизнь, к примеру, двенадцать тысяч рублей.

Правозащитник Сергей Охотин полагает, что прежде чем назначить наказание за мелкую кражу, надо разобраться в мотивах преступления: это была обыкновенная распущенность человека или он это сделал от большой нужды? Однако эксперт заметил, что в числе пострадавших от депутатской инициативы могут оказаться те, кто не в силах защитить собственное имущество. Например, пенсионеры, садоводы и владельцы магазинов.

Действительно, мелкие воришки и клептоманы — настоящий бич супермаркетов и магазинов. Множество товаров на витринах и невозможность поставить камеры на каждый квадратный метр только усложняют задачу администрации по защите ассортимента.

Тем не менее они борются собственными силами и, когда ловят воров, заставляют их компенсировать ущерб в тройном размере. По словам Сергея Охотина, все риски хозяева закладывают в цену товара, так что за хищение заплатит каждый из нас.

Сели меньше — украли больше

Стремление уменьшить количество посадок за мелкие кражи иначе как благим намерением не назовёшь. Но воровать из магазинов от этого меньше не станут. Более того, существуют опасения, что инициатива парламентария может только простимулировать мелкие кражи. А что, ведь не посадят.

Красноречивая статистика говорит сама за себя. В прошлом году граждане украли в супермаркетах товаров на сумму более 638 миллионов рублей.

Об этом свидетельствуют официальные данные Федеральной налоговой службы.

Таковы, по данным чиновников, убытки «от недостачи материальных ценностей на предприятиях торговли, производстве и складах в случае отсутствия виновных лиц». Это на 12 процентов больше, чем годом ранее.

Неудивительно, что больше всего воруют в Москве: на долю столицы приходится ущерб в 412 миллионов рублей — это 65 процентов всех общероссийских краж. На втором месте — Самарская область (украдено товаров на 97,9 миллиона рублей), на третьем — Санкт-Петербург, где было вынесено товаров на 38,6 миллиона рублей. При этом за два последних года ущерб от краж в Москве вырос почти на 50 процентов.

Чаще всего из магазинов крадут некрупные и дорогие товары: элитный алкоголь, колбасные и рыбные деликатесы, кофе, икру, парфюмерию и косметику. Не обходят вниманием магазинные воришки и более дешёвые товары кассовой зоны — например, шоколад или станки для бритья и многое другое.

Впрочем, официальная статистика — это только верхушка айсберга. Ведь она учитывает только случаи, когда супермаркеты привлекают правоохранительные органы. Можно только догадываться о том, в каких объёмах воруют реально.

Источник: https://www.pnp.ru/archive/2014/10/30/skolko-ukrast-chtoby-ne-sest.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.